Записи с темой: Литература (список заголовков)
22:19 

Амрита

to get things done, you'd better not mess with Major Tom
Когда все образы дня отмелькали, настаёт время, чтобы успокоиться. Но, откуда невозьмись, как ночной кошмар, появляется страх этой мрачной холодной темноты за окном.

Из «Амриты» Б. Ёсимото:

«Ребенком я не любила вечер. Вечером мне всегда становилось очень одиноко, и я частенько убегала на улицу играть с друзьями – лишь бы не замечать, что день закончился. Но темнота пугала меня, и, в конце концов, я возвращалась домой и дома получала нагоняй за то, что снова ушла без спроса.

После я, вся в слезах, сидела у себя в комнате и смотрела за окно – на темную, шелестящую в темноте листву. Темнота таила в себе будущее. Она прятала его от меня. Прятала следующий день с его солнечными лучами. Иногда мне казалось, что завтра никогда не наступит – таким оно было далеким. Именно из-за этого мое время и было таким плотным.»


अमृत





Икэнага Ясунари, портрет девушки. Картина выполнена в древнеяпонской технике Нихонга ( кисть Menso, минеральные пигменты, сажа, чернила, лён)

© www.livemaster.ru/topic/2022321-zhenskij-portre...

@темы: любимое, литература, искусство, живопись, Банана Ёсимото, Амрита

23:22 

О Джанго и грустных воспоминаниях

to get things done, you'd better not mess with Major Tom
Похоже засилие Японии во всех сферах и жанрах затянется здесь надолго. Потому что сейчас мною так хорошо и легко воспринимается вся информация, связанная с этой страной, что аж самой себе завидно, что не по Германии, например. А то было бы практичнее и полегче в плане учебы.

Внезапно обнаружила, что очень привязалась к повествовательному стилю Мураками. Который Харуки. А в его главных героев почти влюбилась. Как и в авторскую позицию во многих произведениях. Тот момент, когда понимаешь человека душой и любишь мозгом.

То ли я просто западаю на меланхоличных, склонных к депресии и рефлексии романтиков-декадентов, то ли это общекультурная черта японцев (ну да, любование "моментом вечно ускользающей красоты" никто не отменял, туда же способность уживаться с фактом смерти), то ли время одно (хотя поколения разные), то ли просто у людей схожие характеры и мировоззрения. В общем, интересное я заметила - у Сакураи-сана в лирике и у Мураками - сана в прозе очень часто попадаются сильно схожие по смыслу и по эмоциональной наполненности моменты. А поколения - грубо говоря, по возрасту Мураками приходится Сакураи отцом. Шестидесятые все-таки не конец восьмидесятых-начало девяностых. Зачит, все дело в начинке, а Прелести можно вынести вердикт.

Еще находка - из разряда "мелочь, а приятно". У "BUCK-TICK" есть песня "Django!!! -Genwaku no Django-" ("Джанго!!! -Очарованнный Джанго-"). Авторство, правда, полностью Имаи-сана, и слова, и музыка. У Мураками есть сборник эссе под названием "Джазовые портреты". Где есть и "портрет" Джанго Рейнхардта. До сегодняшнего дня я его музыку не слушала. А сегодня подумала, ну, раз такое сопадение, почему бы и да.

Знаете, джаз, и не блюз отлично подходит для дерьмового состояния души и тела. Вот все вокруг хреново, из носа льет, денег нет, шум-гам - а у тебя из колонок легкие аккорды, словно бриз над речкой в майский денек, льются. И как-то прислушиваешься, и все плохое терпится. Вроде бы и лето не за горами. А там как-нибудь прорвемся.





про грустное

@темы: мыслепоток, музыка, литература, искусство, интересности, жизнь naturally, no comments, itai, BUCK-TICK

10:31 

О фанатстве, самоанализе и японском мастере слова

to get things done, you'd better not mess with Major Tom
В качестве предисловия:

«Итак, я снова достал из шкафа объектив со штативом и, установив на прежнем месте, продолжил наблюдение за ее квартирой. Не делать этого я не мог. Следить за ее жизнью словно стало одной из функций моего организма. Как подслеповатый человек, боящийся снять очки, или киношный убийца, который не в состоянии расстаться с оружием, я не мог существовать вне пространства ее жизни, ограниченного видоискателем.

Постепенно я начал терять интерес ко всему вокруг. Почти не появлялся в университете и в клубе. Теннис, мотоцикл, музыка — все, что раньше занимало меня, теперь становилось все более безразличным, я практически перестал видеться с друзьями.»

«Вот она выдернула из розетки шнур холодильника, перекрыла газ, проверила, закрыты ли окна, сделала несколько телефонных звонков и покинула квартиру. С ее уходом мир опустел. С ее уходом не осталось ничего. Она унесла с собой все, в чем нуждался этот мир. Я опустел. Ни разу в жизни я не чувствовал такой пустоты. Мне казалось, что кто-то сгреб в охапку несколько торчащих из моего сердца проводов, дернул их что есть мочи и вырвал с корнем. Меня подташнивало, я ни о чем не мог думать. Каждое мгновение я ощущал одиночество, каждое мгновение чувствовал, как меня уносит печаль.»

«Еще несколько дней после ее отъезда я пребывал в полном смятении, раздираемый жаждой снова и снова наблюдать за ее увеличенной жизнью, с одной стороны, и чувством освобождения — с другой. По прошествии этих нескольких дней я немного пришел в себя. Помылся, сходил в парикмахерскую, убрал квартиру, постирал. Я постепенно возвращался к себе. Увидев, насколько просто далось мне это возвращение, я даже перестал себе доверять: где я настоящий?!»


Харуки Мураками "Бейсбольное поле"



Head



«Это трудно объяснить, но я пришел к мысли, что подглядывание ведет к расщеплению. Вернее, к нему ведет увеличение. Дело в том, что девушка в моем объективе распалась на две составляющие — ее тело и ее поведение. В обычной жизни тело движется, а значит, тем или иным образом ведет себя, верно? Но в увеличенном мире все иначе: ее тело — это ее тело, ее поведение — это ее поведение. Когда наблюдаешь, кажется, будто тело существует само по себе, а поведение приходит извне. Тогда начинаешь задумываться — чем она является на самом деле? Поведением или телом? Связь между этими понятиями полностью утеряна. Иначе говоря, фрагментированный взгляд на тело и поведение лишает человеческое существо всякой привлекательности.»

«На меня потоком хлынули разрозненные фрагменты — грудь, волосы на лобке, ежевечерняя гимнастика, одежда в гардеробе. Ощущение было такое, словно меня швырнули в дорожную грязь и втаптывают в нее лицом.»


Body


@темы: литература, мыслепоток, переводческо-языковое

10:19 

Огоньки

to get things done, you'd better not mess with Major Tom
«Изредка ночью я садился у окна и бессмысленно глядел на маленький огонек в квартире на той стороне бейсбольного поля. Славная вещь огонек. Я думаю об этом всякий раз, глядя на ночную землю из иллюминатора самолета. Думаю о том, какие они красивые и теплые, эти маленькие огоньки.»


Харуки Мураками "Бейсбольное поле"


night windows

Искала перевод "Бейсбольного поля" на английский, чтобы посмотреть, как переведен этот кусочек, и не нашла. Может плохо искала, а может действительно еще не успели. Тогда есть, к чему стремиться, хех.



@темы: красивости, литература, любимое, мыслепоток

13:36 

Книги - 2016

to get things done, you'd better not mess with Major Tom
21:13 

Thorn birds, The

to get things done, you'd better not mess with Major Tom
Давненько я записями не разрождалась, а есть о чем поговорить. Но для начала - отзыв.


"Поющие в терновнике"

@темы: The Thorn birds, Поющие в терновнике, интересности, книги, литература, любимое

14:53 

Владимир Набоков "Нежить"

to get things done, you'd better not mess with Major Tom
Остапа несет,да...

Я задумчиво пером обводил круглую, дрожащую тень чернильницы. В дальней комнате пробили часы, а мне, мечтателю, померещилось, что кто-то стучится в дверь,-- сперва тихохонько, потом все громче; стукнул двенадцать раз подряд и выжидательно замер. -- Да, я здесь, войдите,.. Ручка дверная застенчиво скрипнула, склонилось пламя слезящейся свечи, и он бочком вынырнул из прямоугольника мрака -- согнутый, серый, запорошенный пыльцою ночи морозной и звездистой... Знал я лицо его -- ах, давно знал! Правый глаз был еще в тени, левый пугливо глядел иа меня, продолговатый, дымчато-зеленый; и зрачок рдел, как точка ржавчины... А этот мшисто-серый клок на виске, да бледно-серебристая, едва приметная бровь,-- а смешная морщинка у безусого рта,-- как это все дразнило, бередило смутно память мою! Я встал -- он шагнул вперед. Худое пальтишко застегнуто было как-то не так -- по-женски; в руке он держал шапку -- нет, темный, неладный узелок,-- шапки-то не было вовсе... - Да, конечно, я знал его -- даже, пожалуй, любил,-- только вот никак придумать не мог, где и когда мы встречались, а, верно, встречались мы часто, иначе я не запомнил бы так твердо вон этих бруснично-красных губ, заостренных ушей, кадыка забавного... С приветливым бормотаньем я пожал его легкую, холодную руку, тронул спинку дряхлого кресла. Он сел, как ворона на пень, и заговорил торопливо: -- Так жутко на улицах. Я и зашел. Зашел проведать тебя. Узнаешь? Мы ведь с тобой, бывало, что ни день резвились вместе, аукались... Там -- на родине... Неужто забыл? Голос его словно ослепил меня, в глазах запестрело, голова закружилась; я вспомнил счастье, гулкое, безмерное, невозвратное счастье... Нет, не может быть! Я -- один... Это все -- лишь бред прихотливый! Но рядом со мной и вправду кто-то сидел -- костлявый, нелепый, в ушастых немецких сапожках, и голос его звенел, шелестел, золотой, сочно-зеленый, знакомый, а слова были все такие простые, людские... -- Ну вот -- вспомнил... Да, я -- прежний Леший, задорная нежить... А вот и мне пришлось бежать... Он вздохнул глубоко, и почудилось мне вновь -- тучи шатучие, высокие волны листвы, блестки бересты что брызги пены, да вечный, сладостный гул... Он нагнулся ко мне, мягко заглянул в глаза. -- Помнишь лес наш, ель черную, березу белую? Вырубили... Жаль было мне нестерпимо; вижу, березки хрустят, валятся, а чем помогу? В болото загнали меня, плакал я, выл, выпью бухал -- да скоком-скоком в ближний бор. Тосковал я там; все отхлипать не мог... Только стал привыкать -- глядь, бора и нет -- одно сизое гарево. Опять пришлось побродяжить. Подыскал я себе лесок -- хороший лесок был, частый, темный, свежий,-- а все как-то не то... Бывало, от зари до зари играл я, свистал неистово, бил в ладоши, прохожих пугал... Сам помнишь: заплутался ты однажды в глуши моей -- ты и белое платьице,-- а я тропинки в узел связывал, стволы кружил, мигал сквозь листву -- всю ночь проморочил... Но я так только, шутки ради, даром что чернили меня... А тут я присмирел; невеселое было новоселье... Днем и ночью вокруг все трещало что-то. Сперва я думал -- свой брат, леший там тешится; окликнул, прислушался. Трещит себе, громыхает -- нет, не по-нашему выходит. Раз, под вечер, выскочил я на прогалину -- вижу, лежат люди -- кто на спине, кто на брюхе. Ну, думаю, поразбужу их, расшевелю! Стал я ветвями встряхивать, шишками лукаться, шуршать, гукать... Битый час провозился-- все ни к чему. А как ближе взглянул, так и обмер. У того голова на одной красной ниточке висит, у того вместо живота -- ворох толстых червей... Не вытерпел я. Завыл, подпрыгнул и давай бежать... Долго я скитался по лесам разным, а все житья нет. То тишь, пустыня, скука смертная, то жуть такая, что и лучше ас вспоминать! Наконец решился: в мужичка перекинулся, в бродягу с котомкой, да и ушел совсем: прощай, Русь! Ну а там, мне братец мой. Водяной пособил. Тоже, бедняга, спасался. Все дивился он: времена, говорит, какие настали -- просто беда. И то сказать: он хоть и встарь баловался, людей там заманивал (уж очень был гостеприимен), да зато как лелеял, как ласкал их у себя на золотом дне, какими песнями чаровал! А нынче, говорит, все только мертвецы плывут, видимо-невидимо, а влага речная что руда, густая, теплая, липкая; дышать нечем... Он меня и взял с собой. Сам-то в дальнем море мыкается, а меня на туманный бережок по пути высадил -- иди, брат, найди себе кустик. Ничего я не нашел и попал сюда в этот чужой, страшный, каменный город... Вот и стал я человеком, воротнички, сапожки, все как следует -- даже научился говорить по-ихнему... Он приумолк. Глаза его блестели, как мокрые листья, руки скрещены были, и в зыбком отблеске заплывшей свечи странно-странно мерцали бледные волосы, налево зачесанные. -- Я знаю, ты тоже тоскуешь,-- снова зазвенел яркий голос,-- но твоя тоска, по сравнению с моею буйной, ветровою тоской,-- лишь ровное дыханье спящего. И подумай только: никого из племени нашего на Руси не осталось. Одни туманом взвились, другие разбрелись по миру. Родные реки печальны, ничья резвая рука не расплескивает лунных заблестков, сиротеют, молчат случайно не скошенные колокольчики -- прежние голубые гусли легкого Полевого, соперника моего. Косматый, ласковый Постен покинул, плача, твой опозоренный, оплеванный дом, и зачахли рощи, умилительно-светлые, волшебно-мрачные рощи... А ведь мы вдохновенье твое, Русь, непостижимая твоя красота, вековое очарованье... И все мы ушли, изгнанные безумным землемером. Друг, я скоро умру, скажи мне что-нибудь, скажи, что любишь меня, бездомного призрака, подсядь ближе, дай руку... Зашипев, погасла свеча. Холодные пальцы коснулись ладони моей, грустный, знакомый смех прозвенел и умолк. Когда я зажег свет, уж никого в кресле не было... никого... Только в комнате чудесно-тонко пахло березой да влажным мхом...

ссылка www.lib.ru/NABOKOW/nezhit.txt


Вообще, еще один дивный рассказ. Что называется, я пальцем в небо тыкала, выбирая этот рассказ, и попала. Во-первых, врйна с точки зрения животного или мифического существа (в данном случае, Леший),описания примитивные, но жуткие. Во-вторых, Русь=магия,волшебство,нечисть,высшие силы,в этом можно неисчимляемое количество раз убеждаться. Вот, как я поняла, ушли эти силы,наступила поголовная уравняловка и коллективизация - и результат,это нравственный провал в обществе? Интересно, а если б оно не пропало? Люди из-за революций и войн все равно бы деградировали? Конечно, есть такая штука, как судьба, начертанный путь,обстоятельства, черты характера - как они развернутся,так персонаж и сделает, туда и пойдет. Но все же, если б?! В-третьих, это ж как надо скучать по родине в эмигрвции, чтобы человека извернуло до такой степени, что он уже леших выдумывает и с ними же о лесе и мировых событиях разговаривает! П. С. А Леший скрытый шевинист - не девушка, а "белое платьице"))))

@темы: мыслепоток, любимое, литература, интересности, Эру Великий!, no comments

15:05 

to get things done, you'd better not mess with Major Tom
Теперь я буду просто цитировать Набокова и его рассказ,можно?)

читать дальше

Ну вот, после этого рассказа я снова изменила свое отношение к немцам. Или к людям?

@темы: мыслепоток, любимое, литература, интересности, Эру Великий!, no comments

...

главная